Сефик Амаев. Живопись

Обсуждение закрыто

Словами описывать картины – занятие по определению неблагодарное. У тебя одни слова, у кого-то другие. Кто-то рассуждает в плоскости реализм-фигуративизм- модернизм, кто-кто говорит о капле молока, застывшей в синеве небесного свода. Я, скажем, вижу на полотне орлиный профиль – и подбираю определения: плоско­орнаментальный… то ли кавказский, то ли испанский … определенно южный, но не просто южный, а горный (или лучше по-старинному – горний!).  Возвышенный, устремленный, акцентированный, искрящийся какой-то энергией. Какой?

Наверное, в первую очередь энергией малой родины, – своей и своих предков, -Дагестана. Это энергия свободы, само- и взаимоуважения, озонированного восприятия мира.

Далее, наверное, энергией всей России, а точнее – ее лучшего достижения – Санкт-Петербурга. Это энергия школы, знания, мастерства, полученная в Академии художеств, а также изысканности, шика, особого петербургского стиля и шарма. Такова была быль.

Из этого источника – обращение к классическим сюжетам. Часто искушенные ценители  говорят о творческой смелости этого мастера, не боящегося вступить в негласное соревнование с великими предшественниками. В конце концов, в живописи важнее не ЧТО, изображено, а КАК. И то, как наши современники трактуют вечные сюжеты, вызывает искренний интерес и восхищение. Такова была быль.

Не надо только забывать, что  за  манерой виден замысел. Иными словами – виден плод большой работы над собой в искусстве и жизни, проявленный в ярких красках добра, света, любви к людям. Такова была быль.

Петр Кошелев